Мелитопольские бойцы не боятся атак сепаратистов. Репортаж с передовой

0
208
просмотров

Машина с нашей группой, которую лично сопровождал командир 37-го отдельного мотопехотного батальона «Соболь», неспешно следовала по заброшенному поселку в сторону многострадального Широкино. Мимо нас в основном проезжала только военная техника.

Неожиданно мы остановились напротив сгоревшего дотла дома, крыша которого обрушилась на землю.

– Можете сфотографировать этот дом, тут сепары постарались минометами, – сказал наш водитель Евгений.

Делать снимки было жутковато – ведь совсем недавно кто-то в этом доме жил, копил деньги на новенький телевизор, готовил пищу, возможно, учил сидя за столом школьные уроки. А сейчас это руины…

Сделала несколько снимков. Едем дальше.

Высоченные, трех- и двухэтажные особняки, один краше другого, стоят одиноко, как будто до сих пор ожидают своих хозяев. И как будто ничего не изменилось, лишь разбитые окна напоминают о недавних артобстрелах.

Приближаясь все ближе к месту нашей дислокации, которое бойцы называют «Замок», нас остановили на очередном блок-посту. Командир батальона что-то сказал проверяющему, и машину тут же пропустили.

Молоденькие ребята в полной амуниции пристально вглядывались в наши лица, как будто сканировали их. «Петляя» между бетонными блоками, по пути нам встретилось еще несколько вооруженных до зубов бойцов. Обратила внимание, что большинство из них до 25 лет. В их взглядах читалась такая уверенность в себе, в своих действиях и в действиях своих побратимов, что аж захватывало дух.

На подъезде к «Замку» мы разминулись с двумя машинами миссии ОБСЕ.

– В Широкино осталось немного жителей, которых они вместе с Красным Крестом хотят вывезти в безопасную зону, – пояснил нам комбат. – На время было договорено о перемирии, чтобы представители смогли заехать на ту сторону. Но русские же не могут договариваться! Кстати, когда мы выехали из Мариуполя в «Замок», начался минометный обстрел. Им не помешало даже присутствие ОБСЕ.

– Мы могли тоже попасть под обстрел? – поинтересовалась я.

– Могли, но не попали же. Чуть раньше бы приехали и увидели «перемирие» своими глазами, – ответил «Соболь».

В этот момент я ощутила невероятный всплеск адреналина, но почему-то страха не было. Либо уверенный голос комбата не дал почувствовать страх, либо когда уже так близко война, просто перестаешь бояться.

Приближаясь все ближе к «Замку», практически возле каждого угла машину встречали бойцы, которые кому-то докладывали о нашем приезде.

Когда мы приехали, к машине подбежал один из военных и начал что-то живо обсуждать с командиром 37-го батальона. «Соболь» удалился, командиру подразделения «Коту» наказано нас провести в «Замок».

С недоумением бойцы рассматривали меня и еще двух девушек, приехавших на передовую. А в «Замке», как в муравейнике, каждый знает свое дело и четко выполняет его.

В это время стало известно, что на подконтрольной нашими ребятами территории были замечены вражеские танки. Видимо, поэтому нас тут же отправили в подвал.

– И никакие это не шахтеры, девочки, – грозно сказал наш сопровождающий. – Самая настоящая регулярная армия России, у нас есть все данные, подтверждающие этот факт. А всевидящее ОБСЕ опять скажет, что ничего не видело. Никакого перемирия нет, все это только с нашей стороны. Когда они начинают жестко обстреливать украинские позиции, мы лишь стреляем в ответ.

Вместе с 37-м ОМПБ плечом к плечу воюют добровольческие батальоны «Азов» и «Донбасс». Ребята не мешают друг другу, а, наоборот, координируют совместные действия и нейтрализуют противника.

– Недавно была попытка прорыва, – рассказал один из военных. – Сепары «щупали» нас. Получили по зубам и смылись. Если кто-то думает, что мы сейчас та армия, которая была год назад, то пусть успокоится. Мы знаем, что делаем, а главное ради кого это делаем и не отступимся.

Когда более-менее ситуация нормализовалась, для нас провели небольшую экскурсию по временному убежищу военных. Естественно, когда каждый день противник бросает на землю «подарки», то нет времени на уборку, душ, еду и все остальное. Хоть бы успеть поспать часок-другой, пусть даже под разрывы снарядов.

– Начальник нашей разведгруппы «Тридцатый» – ясновидящий. Как только он ложится спать и снимает свои берцы, то 100% будет тишина и сепары на это время перестанут бомбить. И вот недавно, наш «Тридцатый» прилег отдохнуть, но забыл снять обувь. Когда проснулся, то долгое время не мог ее найти. Теперь шутит, что когда пойдет в отпуск на 10 дней, обязательно оставит берцы в «Замке».

Юмора военным не занимать. В этом убеждалась постоянно, даже когда парни нашпиговывали взрывателями снаряды, то называли этот процесс «посадкой огурцов».

Удивил тот факт, что бойцы в основном ходили без бронежилетов и касок, в то время как мы были укомплектованы полностью. От ношения на себе более десятка килограммов брони у меня страшно разболелась спина. А как же парни все это на себе носят? Не считая, тяжеленных автоматов, гранат, запасных магазинов и раций.

– Каждый день привыкаешь, главное правильно подобрать броник, – уверяют бойцы.

Пробыв в «Замке» несколько часов, мы решили возвращаться в главный штаб. Но стоило нам выехать, как вдруг начался очередной обстрел. Вдогонку нам были слышны разрывы снарядов.

Ошеломило, что стрельба не испугала местных жителей, которые выгуливали свою живность на лугу, на открытой местности. Не напугал обстрел и 12-летнего мальчика, собиравшего разбросанные на земле ветки.

– А для чего ему эти ветки? – спросила я.

– Многие дома сильно повреждены, уголь не возят, да и не за что покупать. Таким нехитрым способом люди отапливают свои дома.

Проезжая мимо смельчака, увидела тоскливый взгляд ребенка, провожающего глазами нашу машину. Мы встретились глазами, и я вздрогнула. Ведь он не виноват, что кто-то решил стать вершителем судеб, что вместо того чтобы играть с друзьями в футбол, он вынужден собирать дрова на растопку.

Выезжая из этого поселка, на душе словно «заскребли кошки», а в голове звучал один и тот же вопрос: «Зачем?» Никто из живущих в этом селе людей, убегая от войны, не забрал с собой пластиковые окна, на которые долго откладывал с зарплаты, не унес в руках крышу дома двухэтажного особняка и не забрал еврозабор, который полгода назад заменил. Все осталось, никому не нужное, полуразрушенное, побитое… материальное.

И я вдруг поняла, что люди настолько стали думать о материальном, что перестали ценить самое главное – жизнь. Моя бабушка всегда говорила: «Дома и пароходы на тот свет с собой не заберешь». Да и надо ли?

так называемая «посадка огурцов»

Сан Саныч уже даже не надевает броник

Сан Саныч все показал и рассказал

Хотите первыми узнавать важную и полезную информацию? Подписывайтесь!

Наш город в Telegram — t.me/nash_gorod_mlt
Наш город в Facebook — facebook.com/nashgorodmlt
Наш город в Instagram — instagram.com/nash_gorod_mlt

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here