В Мелитопольском онкодиспансере взимают «налог на смерть»

0
164
просмотров

Один из двух претендентов на пост городского головы, прошедший во второй тур – Александр Рябиков. И если дела команды Сергея Минько заметны, то фигура Александра Анатольевича в качестве возможного мэра многих пугает.

И дело не только в том, что экс-депутат разных уровней как главврач онкодиспансера так и не добился за последние 25 (!) лет завершения строительства этого медучреждения, но и в том, что при его руководстве этим диспансером многие пациенты жалуются на колоссальные поборы от людей в белых халатах.

В результате множества обращений и массы проводимых проверок возбуждались уголовные производства. Причем – при любой власти. Правда, Александр Рябиков так и не понес никакой ответственности за происходящее в стенах вверенного ему лечебного учреждения.

Сейчас правоохранители снова выясняют, на каком основании медики требуют от пациентов так называемые «благотворительные взносы».

Заработок на больных

Местные журналисты на минувшей неделе разузнали, что милиционеры не так давно начали очередное расследование правомерности действий медиков онкодиспансера. Случай из разряда трагичных – за два года до смерти от семьи пациентки врачи требовали деньги, которые не только не спасли женщину, но и не должны были вноситься потерпевшими в кассу больницы.

Два года назад пенсионерке Людмиле Белобабченко поставили страшный диагноз – рак легкого. По словам ее нынешнего вдовца Юрия Александровича, чтобы попасть на прием в государственную больницу, нужно было заплатить за осмотр заведующего поликлиникой 65 грн., а простого онколога – 15 грн.

– Эти цены мне официально озвучили в регистратуре, – вспоминает Юрий Белобабченко. – Оплата якобы проводилась легально через кассу диспансера. Жену госпитализировали, но ничего не делали. Тогда я пошел на личный прием к главврачу Александру Рябикову с жалобой. Это ничего ровным счетом не изменило. Чтобы попасть на койку, я заплатил в диспансере 450 грн, еще 250 грн стоило сделать анализ крови. Онкологи обнаружили у жены еще и рак груди – видимо, пошли метастазы, и сказали, что нужно делать биопсию. На все анализы и диагностику я потратил около 5 тыс. грн. Питание в больнице тоже за свой счет.

По словам мужчины, перед операцией с него потребовали еще 2400 гривен. Деньги принимала старшая сестра, которая не выдала ни чека, ни квитанции. После этого пришлось еще покупать обезболивающие и прочие медикаменты.

Несмотря на все «старания» врачей супруга Юрия Александровича умерла 16-го апреля. Ей было 64 года.

Милиция в деле пока точку так и не поставила, но обещает разобраться «не взирая на лица».

Дорогой доктор

Еще одна горожанка, Любовь Грибовская, рассказывает историю своей подруги, которой она помогала пройти «круги ада» в Мелитопольском онкологическом диспанскере:

– В регистратуре карточку выписывать отказались, потребовав внести 30 гривен благотворительного взноса, – вспоминает Любовь Гарриевна. – На вопрос, на каком основании мы должны платить за карточку, нам указали на доску объявлений, где висел указ или распоряжение за подписью Рябикова.

Когда женщины заявили, что у них нет денег, а в «указе» сказано о «благотворительном взносе», дама-регистратор отказалась заполнять карточку (читай – выполнять свои прямые обязанности). Пришлось доставать кошелек и спускаться в подвал – там сидит бухгалтер, принимающая «благотворительность».

– Лестница в подвал – для здорового человека, а не для больного, который пришел за консультацией в онкологическое отделение. Сама суть, что ты попал в онкодиспансер, уже морально убивает, человеку и так уже плохо, – говорит Любовь Грибовская.

По ее словам, в так называемой «бухгалтерии» женщинам выдали бумажку, в которой указывалось приблизительно, что человек, вносивший деньги не очень состоятельный, а потому может внести не более 30 гривен. С этой бумажкой их отправили снова в регистратуру.

Когда регистратор выписала карточку, то сразу предложила врача-онколога «на выбор»: за 100 и за 150 гривен. На вопрос «В чем разница?», регистратор сообщила, что прием у опытного Рябикова обойдется на полтинник дороже, чем у любого другого врача.

В государственном диспансере даже не заикнулись, что врач может вести бесплатный прием.

– Как же быть человеку, у которого нет денег? У которого пенсия 1200 гривен?! – возмущается Любовь Грибовская.

И не она одна.

«Крепкий хозяйственник»

Возможно, другие медики или симпатики поборников в белых халатах заявят, что, дескать, не они такие, а – далее по тексту. Да только куда же шли деньги? На какое развитие? Если за четверть века новое здание онкодиспансера так и не открыли, в 2013 году это медучреждение за долги отключали от электроэнергии, а проверяющие не раз находили нарушения в деятельности руководства онкологии.

Например, в прошлом году комиссия облсовета обнаружила, что на территории онкодиспансера без каких-либо договоров помещения арендуют частники, занимающиеся УЗИ-диагностикой и установившие в государственных помещениях компьютерный томограф.

– Сколько же будет стоить прием у заместителей мэра, если городским головой, не дай Бог, станет Рябиков?! – возмущенно поинтересовался у журналистов Юрий Белобабченко.

Поживем – увидим.

Хотите первыми узнавать важную и полезную информацию? Подписывайтесь!

Наш город в Telegram — t.me/nash_gorod_mlt
Наш город в Facebook — facebook.com/nashgorodmlt
Наш город в Instagram — instagram.com/nash_gorod_mlt

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here